Следите за нами: Medmoon.ru в ВКонтакте Medmoon.ru в Одноклассники Medmoon.ru в Facebook Medmoon.ru в Twitter RSS Medmoon.ru
MedMoon.ru - женский журнал о красоте и здоровье

Как достичь соглашение в семье?

Многочисленные расхождения во мнениях между родителями возникают из-за различного понимания проблем воспитания. Эти споры удается урегулировать, если они приходят к соглашению в семье, учитывая общую обстановку в семье и уровень развития детей. Следующие два примера показывают, как по-разному родители оценивают возможности, при которых можно доверять детям, и в каком возрасте это делать.

Как достичь соглашение в семье?

Жаркая осень. Дети на каникулах. Отец считает, что Яна (13 лет) и Антон (15 лет) могли бы использовать это время, чтобы покрасить забор. Мари, мать, - против. В этом случае кто-либо из родителей должен принять участие в этой работе, а она не имеет на это времени. Ей надо привести в порядок Цветы на клумбе и убрать сорняки.

Ее возражения никто не принимает всерьез. Дети, воодушевленные полученным заданием, красят забор.

А отец доволен, ибо он придерживается такого мнения, что детям иногда надо доверять, чтобы в дальнейшем они без опаски принимались за дело.

Он подходит к детям и смотрит, как идет работа. Вдохновленные дети за короткое время уже счистили старую краску и открывают банки. Мать пытается защитить газетной бумагой бетонный цоколь, чтобы его не заляпали краской, но дети отправляют ее домой: «Папа сказал, что ты не должна вмешиваться. Мы сделаем все как надо».

Дети работают в полном согласии друг с другом около часа. Затем приходит подруга Антона, и он уходит с ней гулять. Яна тоже не хочет продолжать красить и решает идти в бассейн, чтобы пообщаться там со своими друзьями.

Когда мать возвращается из магазина домой, она видит покинутое рабочее место. Одна высохшая кисть валяется на земле, другая плавает в банке с краской. Мари чистит кисти и кладет их на солнце для просушки.

Отец приходит с работы и вне себя от гнева смотрит на неокрашенный забор. Вернувшиеся домой дети сурово наказаны. Мать не только оказалась правой, предвидя возможный результат эксперимента отца, но и получила на свою голову дополнительную работу, независимо от того, будет ли она красить сама или заставит детей, чтобы они все переделали, как положено. Разгневанный отец уходит в дом.

Этот конфликт можно было бы предотвратить, если бы отец на деле занимался детьми. Затем он мог бы, если у него не было уверенности в том, что дети сумеют качественно выполнить эту работу, заранее объяснить им, как правильно надо красить или, еще лучше, поработать в воскресенье вместе с ними. Тем не менее у отцов часто совсем другое, чем у матерей, представление о том, что они могут доверить детям, а что им противопоказано. Это видно на следующем примере:

Когда Алъдо позволил своему десятилетнему сыну Тиму взять антикварный микроскоп его дедушки в детскую комнату, его предостерегла Кристина. Она вспомнила о драме с электрической железной дорогой мужа, которую он берег почти тридцать лет, когда дети, поругавшись, сломали локомотив. «Тим еще не понимает разницы, между новой игрушкой и незаменимым ценным предметом, - говорит мать, - подожди еще пару лет или оставайся с ним, пока он занят микроскопом». «Тим уже достаточно взрослый, - возражает отец. - Нужно ему уже кое в чем доверять. Иначе он никогда не научится брать на себя ответственность».

На самом деле днем позже Алъдо обнаружил, что отдельные части микроскопа потеряны. Он упрекает в этом Кристину: «Неужели ты не могла позаботиться о том, чтобы он не нарушал порядок? Ты плохо следишь за домом. В этом хаосе ничего невозможно найти».

Мать предусматривала эту проблему. На основе своего десятилетнего опыта она знала, что дети еще нуждаются в руководстве и предоставлять им самостоятельность слишком рано. Однако отец обращался с ребенком так, как будто бы у того уже есть чувство ответственности, как у взрослого. Он позволяет сыну делать то, что тот хочет, а потом перекладывает контроль на плечи матери. И не думает о последствиях своего отцовского поведения.