Следите за нами: Medmoon.ru в ВКонтакте Medmoon.ru в Одноклассники Medmoon.ru в Facebook Medmoon.ru в Twitter RSS Medmoon.ru
MedMoon.ru - женский журнал о красоте и здоровье
MedMoon.ru - женский журнал о красоте и здоровье » Авторские статьи и новости » Великая любовь Леонида Гайдая - Нина Гребешкова

Великая любовь Леонида Гайдая - Нина Гребешкова

Великая любовь Леонида Гайдая - Нина ГребешковаОднажды актриса Нина Гребешкова, занимавшаяся в доме всем - от обедов до вбивания гвоздей, - сказала мужу, режиссеру Леониду Гайдаю: «Леня, я устала. Больше не могу. Уезжаю к маме». На что он тихо ответил: «Если ты уйдешь, я погибну...»

Если бы 20 лет назад оторвавшийся тромб не остановил сердце режиссера Леонида Гайдая, то сейчас ему было бы уже 90. Да что там говорить, его «Бриллиантовая рука» отпраздновала в этом году 45-летие! А зрители продолжают смотреть ее в тысячный раз, хохоча, радуясь и наслаждаясь. Скоро Новый год, а значит, по телевизору мы наверняка увидим «всего Гайдая»: и короткометражки «Самогонщики» и «Пес Барбос и необычный кросс», и «Операцию «Ы», и «Кавказскую пленницу», и «Иван Васильевич меняет профессию», и «Спортлото-82»... В праздники ТВ старается баловать нас исключительно любимыми народными хитами.

Великая любовь Леонида Гайдая - Нина Гребешкова

Картин у Леонида Иовича немного -18, но почти каждая - комедийный шедевр. Он же считал, что сумел состояться лишь потому, что рядом с ним была Нина. И совсем не важно, что она прекрасно готовила, умела залить масло в картер и сменить в машине замок зажигания, отлично справлялась с побелкой потолка и даже вкручивала лампочки во всем доме, а он вообще понятия не имел, как это делается, - быту Гайдай не придавал никакого значения. Несмотря на такое распределение домашних обязанностей, жена не стала для него ни кухаркой, ни домработницей: с самого начала и до конца она была любимой и музой, а он - восхищенным ею рыцарем.

Неравный брак

Во ВГИКе Нина Гребешкова и Леонид Гайдай оказались на одном курсе, хотя он был на восемь лет ее старше. Леонид учился на режиссерском факультете, а Нина - на актерском. Тогда это было не редкость. Парни, прошедшие войну, сплошь и рядом оказывались намного старше своих однокурсниц. Гайдаю же еще «повезло» в 1943-м подорваться на противопехотной мине и долго валяться в госпитале. Хирург, сделавший ему пять операций, просто пожалел парня, узнав, что тот мечтает стать актером, потому как по всем показаниям ногу надо было ампутировать. Последствия тяжелого ранения давали о себе знать до конца жизни. Рана то и дело открывалась и гноилась - так выходили осколки, которые не смогли удалить сразу. Но его сокурсники, включая Нину, о ранении даже не подозревали. А вот о том, что Леня успел после войны окончить актерскую студию в родном Иркутске, поработать в областном театре и сделать выбор в пользу режиссуры, - знали.

Будущие режиссеры в своих учебных работах занимали, как правило, товарищей-студентов. Так и Гребешкова попала к Гайдаю, чтобы сыграть в отрывке из «Отца Горио» Бальзака. Трудились истово, до одури, и как-то так получалось, что над кусками, где была занята Нина, все время работали в самом конце репетиции. В итоге она не выдержала и возмутилась: заканчивали-то в полночь, а ей еще и домой надо было добраться! Все это она на одном дыхании выложила Лене. «А разве тебя никто не провожает?» - изумился Леонид. Услышав, что да - никто, он принял главное в своей жизни решение: «Тогда это буду делать я!» И ни разу не отступил от обещания, хотя ВГИК располагался на тогдашней окраине - возле ВДНХ, а жила Нина в центре, почти на Арбате. По дороге они болтали обо всем на свете.

Великая любовь Леонида Гайдая - Нина Гребешкова

Леонид Гайдай на съемочной площадке с Андреем Мироновым (слева) и Анатолием Папановым.

Она, со своей стороны, заметив пару раз, что Гайдай пришел на занятия в грязной рубашке, предложила постирать: парень-то из Сибири, живет в общежитии, видимо, не очень умеет следить за собой. Только тогда Нина узнала, что с тех пор, как Леонид взялся ее провожать, живет он в основном на вокзале. Проводив Гребешкову до Арбата, он возвращался обычно пешком (троллейбусы москвичей по ночам не баловали) и регулярно опаздывал на последнюю электричку, поэтому и в общагу, расположенную в Подмосковье, почти не попадал.

Великая любовь Леонида Гайдая - Нина Гребешкова

С Нонной Мордюковой. Кадр из фильма «Бриллиантовая рука».

Однажды, когда они в очередной раз шагали к ее дому, Леонид сказал: «Слушай, ну что мы все ходим, ходим? Давай поженимся». Нина восприняла его слова как шутку (Леня то и дело поражал ее остроумными замечаниями) и ответила: «Да ты что? Ты - длинный, я - маленькая. Будем как Пат и Паташон?» Рост Гайдая был 184 см, у нее - всего-то 155. Но Леонид, как оказалось, предложение сделал серьезно: «У меня отец высокий, мама - маленькая, и он ее на руках носил. Большую женщину я не подниму». «Ну, если будешь на руках носить - давай», - решилась Гребешкова.

Великая любовь Леонида Гайдая - Нина Гребешкова

Гребешкова начинала карьеру как драматическая актриса. Ее небольшие, но блестящие роли в фильмах Гайдая - дань мужу. Ему она ни в чем не могла отказать.

Жениха в семье невесты поначалу приняли настороженно: намного старше, не красавец, профессии пока нет - студент, да и странный он какой-то. Много позже, рассказывая о своем гениальном муже журналистам, Нина Гребешкова скажет: «Каким был Леня? Посмотрите на Шурика из «Кавказской пленницы» - и вам все станет ясно...»

Знакомые же родителей и вовсе были потрясены «неравным» браком. Хорошенькая Нина снималась в кино с первого курса - пусть в эпизодах, но при том, что выпускалось тогда от силы пять картин в год, для своего Гагаринского переулка она однозначно была кинозвездой. Общее мнение выразила вечно пьяненькая соседка по коммуналке баба Настя: «Что, пострашнее никого не нашла?»

Интересные факты из жизни Леонида Гайдая и Нины Гребешковой

Начало семейной жизни, с современной точки зрения, у молодой пары было немыслимым: 23-метровую комнату коммунальной квартиры разделили шифоньером, чтобы образовалось якобы две - для родителей Гребешковой и для Нины с Леней. Но и это было не все - нашлось еще место и для шторки, отгораживавшей диван, где спали Нинины братья. Уму непостижимо, как в таких условиях в молодых семьях рождались дети. Оксана Гайдай, например, появилась на свет лишь благодаря доброй мудрости Нининых родителей. Они зачастили по вечерам в гости, причем предусмотрительно предупреждая дочь и зятя, что вернутся не скоро.

Леонида тесть и теща вскоре полюбили всей душой. Может, их трогало, что каждое воскресенье тот бежал на рынок с единственной целью - купить в подарок Ниночке цветы? (И делал это, кстати, на протяжении всей жизни!) А еще за то, что успехи в учебе позволили ему стать сталинским стипендиатом. Эти 800 рублей помогли молодым снять комнату, Нина ведь тоже зарабатывала - снималась везде, где предлагали.

Гребешкова начинала карьеру как драматическая актриса. Ее небольшие, но блестящие комедийные роли в фильмах Гайдая - дань мужу. Ему она ни в чем не могла отказать. Впрочем, первой картиной Леонида тоже была не комедия. Однако сценарист ленты, легендарный Михаил Ромм, разглядел в молодом режиссере задатки комедиографа - редчайший, между прочим, дар - и посоветовал идти именно этим путем. Если бы Ромм мог предположить, чем обернется для Гайдая его первая комедия, то вряд ли решился бы даже на намек, не то что на совет.

Фильм назывался «Мертвое дело», а весь сюжет был закручен вокруг идиотских вывертов советской бюрократии. Тогдашний министр культуры Николай Михайлов, посмотрев картину и, видимо, узнав в герое и себя в том числе, вызвал Леонида Гайдая на ковер: «Ваш фильм - это пасквиль на советскую действительность!» «Неужели вам жаль бюрократа, из-за которого рушится человеческая жизнь?» - изумился Гайдай. «Мне жаль вас, молодой человек, - сухо ответил министр. - Потому что вам придется положить на стол партбилет. И кино снимать вы больше не будете».

После разгрома в министерстве из картины вырезали все смешное (практически половину экранного времени), название изменили на «Жених с того света» и отпечатали всего 20 копий - фильма почти никто не видел. У Леонида, получившего партбилет, в отличие от министра, не в кабинете, а в окопах, из-за стресса начался туберкулез, быстро перешедший в крайне тяжелую форму. Врачи честно предупредили Нину, что готовиться надо к самому худшему. Только вот она была с этим категорически не согласна и, бросив все силы на борьбу с болезнью мужа, неожиданно для медиков одержала победу: новое название фильма оказалось в каком-то смысле пророческим. Правда, юмор ситуации был «слегка черным», но кто на это смотрит, когда жизнь на кону.

Великая любовь Леонида Гайдая - Нина Гребешкова

Великая любовь Леонида Гайдая - Нина Гребешкова

Вернуться в кино тоже удалось, но заплаченная за это цена была высокой. Выход придумал директор «Мосфильма» Иван Пырьев. Он был человеком небеспристрастным, далеко не всегда справедливым, но Леонида любил и ценил. «Снимешь историко-революционный фильм, и все будет в порядке», - решил Пырьев. Так появилась героическая киноповесть «Трижды воскресший», которую Гайдай ненавидел. Там не было ни его стиля, ни его тематики, зато картина была наглядным примером компромисса с теми самыми бюрократами, на сей раз одержавшими верх над режиссером.

Летом после съемок Нина и Леня поехали в Крым отдохнуть и на улице в Алупке услышали музыку Никиты Богословского к «Трижды воскресшему». Леонид вдруг схватился за живот и прошептал жене: «Все, я умираю». В больнице выяснилось, что у него открылась язва.

Судьба вела в Сибирь

Кое-как залечив язву, супруги уехали в Иркутск - туда «Трижды воскресший» кошмар еще не добрался. Они тогда не знали, что вело их в Сибирь не просто желание навестить родителей Лени, а сама судьба. Копаясь в старых газетах на чердаке родительского дома, Гайдай наткнулся на номер «Правды» со стихотворным фельетоном «Пес Барбос» киевского поэта Степана Олейника. Сюжет будущего фильма родился мгновенно, и Леня тут же стал делиться с женой: «Нинок, ты послушай, как это смешно! Бежит Пес - 2 метра пленки, за ним Бывалый - 3 метра, оглядывается -1,5 метра. Общий план - бегут все...» Родня, присутствовавшая при разговоре, обалдела совершенно: «Три дурака бегают от собаки со взрывчаткой, которую сами же и бросили. Что тут смешного?» И только Нина, выслушав эту абракадабру, выдохнула: «Потрясающе!»

И единственная оказалась права. С тех пор все сценарии его фильмов, а он всегда писал их либо сам, либо в соавторстве, первой читала жена. Короткометражка «Пес Барбос и необычный кросс», законченная перед очередным Московским кинофестивалем и показанная на закрытии, вызвала фурор. Наутро в квартире Гайдаев раздался звонок. Перед дверью стоял Сергей Бондарчук с тарелкой в руках, на ней был нарисован пес, а ниже - надпись «Поздравляю!». Рисовал Бондарчук потрясающе. «Это твоя первая золотая медаль!» - сказал он. И тоже оказался прав.

Леонид Гайдай равнодушно относился к любым наградам, кроме фронтовых, и презрительно именовал их «цацками». Говорил жене: «Знаешь, меня опять на какую-то цацку выдвинули». Да, он стал народным артистом РСФСР и СССР, лауреатом премии имени братьев Васильевых, обладателем главного приза кинофестиваля в Кракове, премии «Золотой Овен» и прочих не менее престижных званий и наград. Но по-настоящему интересной для него всегда оставалась работа и ее главный результат - смех в зале. Иногда жаловался Нине: «Все, не буду больше снимать комедии. Это так тяжко. Возьму мелодраму». Но тут же обрывал сам себя: «Господи, люди так тяжело живут. Пусть посмеются!»

«Я виноват перед тобой...»

Вслед за «Псом Барбосом...» придуманная Гайдаем незабвенная троица Трус, Балбес и Бывалый (то бишь Вицин, Никулин и Моргунов) перекочевала в следующую короткометражку - «Самогонщики», а в 1965-м - уже в «полный метр» - «Операцию «Ы» и другие приключения Шурика». Через год вышла «Кавказская пленница», и здесь в его комедии наконец-то появилась жена. Гребешкова снялась в маленькой роли врача-психиатра, без колебаний отказавшись ради этого от главной роли в картине студии им. Довженко. Ведь у Лени язва - надо было следить за питанием и вообще... Крохотная роль у него была для нее важнее главной у кого угодно - просто потому, что позволяла быть рядом. К тому же она умеет играть эпизоды, а это вовсе не так просто, как кажется. Муж даже гордился этим ее умением: он всегда считал, что выстроить большую роль гораздо легче, чем маленькую.

Интересно, что Гребешкову-актрису, на счету которой более 60 картин, мы прежде всего представляем в Гайдаевских фильмах - в той же «Кавказской пленнице» или «Бриллиантовой руке». В этом нет ничего удивительного. Кассовость его лент была феноменальной. Две последние названные картины и «Операцию «Ы» посмотрели за год проката 222,8 млн. зрителей, то есть практически все население СССР. Голливуд, например, такой зрительской аудитории в США никогда не имел и не имеет. Возможно, если бы Леонид Гайдай жил и работал на родине Стивена Спилберга, то стал бы миллионером.

А в своем отечестве жил скромно - этакий Семен Семеныч Горбунков из «Бриллиантовой руки», разве что работающий не старшим экономистом, а комедийным режиссером. И жена, кстати, та же самая: любящая, понимающая и одна на всю жизнь. О скромности этого актерско-режиссерского тандема на «Мосфильме» вообще ходили легенды. Ни горячо любимая дочка Оксана, ни обожаемая внучка Ольга в актрисы не пошли, хотя статус Гайдая, безусловно, позволял замолвить за них словечко в любом театральном вузе. Обе они - в разное время, конечно, - окончили экономический факультет МГИМО.

Нина Гребешкова звание заслуженной артистки России получила лишь через 8 лет после смерти именитого мужа. А все потому, что когда Театр киноактера, где служила Нина Павловна, отправил в тарификационную комиссию список очередных кандидатов на звание, председатель этого органа кинематографической власти вычеркнул единственную фамилию - «Гребешкова». Председателем был Леонид Гайдай. Дома он объяснил: «Нинок, все же знают, что ты моя жена. Неудобно...»

Незадолго до кончины он повинился перед Ниной: «Я так и не сделал ни одной картины, где только ты была бы главной!» Она в ответ... рассмеялась. Ей было не о чем жалеть - великий комедиограф сделал для нее гораздо больше, чем иные мужья-режиссеры, снимающие исключительно собственных жен. Он отдал ей главную роль в своей жизни и - она уверена - до сих пор остается ее верным рыцарем. Сразу после скоропостижного ухода мужа Гребешкову стали активно приглашать сниматься в эпизодах. Нина Павловна уверена: «Это мне Леня помогает оттуда... Наверно, все еще считает, что недодал мне чего-то, и думает: «Пусть Нинке будет хорошо!»

Великая любовь Леонида Гайдая - Нина Гребешкова

Нина Гребешкова на вечере, посвященном 90-летию со дня рождения Леонида Гайдая