Следите за нами: Medmoon.ru в ВКонтакте Medmoon.ru в Одноклассники Medmoon.ru в Facebook Medmoon.ru в Twitter RSS Medmoon.ru
MedMoon.ru - женский журнал о красоте и здоровье

Антенатальная программа наблюдения беременных

Алгоритм обследования беременных, помимо общепринятого рутинного скрининга, включает 3-кратное ультразвуковое обследование в динамике беременности (приказ МЗ РФ № 457), оформление гравидограммы в антенатальном периоде, в которой регистрируют основные результаты клинико-лабораторных обследований, тест движений плода с 28 нед до родов, 3-кратный скрининг на принадлежность женщин к группам динамического наблюдения с использованием балльной шкалы факторов риска в начале беременности, затем в 22—24 и 34—36 нед.

Антенатальная программа наблюдения беременных - в чем состоит

Указанную программу можно отнести к первичному скринингу, т. е. объему обследования, выполняемого в условиях женской консультации. По показаниям программа первичного скрининга дополняется вторичным, осуществляемым в учреждениях, оснащенных специальным оборудованием. В объем первоначального клинического обследования беременной, помимо осмотра терапевтом и стоматологом, включается обязательный осмотр окулистом и отоларингологом. От участкового терапевта запрашивают выписку из амбулаторных карт пациенток, что позволяет уточнить характер и частоту экстрагенитальной патологии.

Анализ амбулаторных карт пациенток, наблюдавшихся в поликлинике, показал, что частота перенесенных в детстве и позже заболеваний в 2—3 раза выше по сравнению с анамнестическими данными, сообщаемыми самими беременными. Так, о заболевании в детстве ветряной оспой сообщили 17,5% женщин, по сведениям участкового терапевта ее перенесли 49,3%; соответственно паротитом — 15,8 и 34,5%, краснухой — 3,5 и 16,2% и т. д. Особенно важны сведения о заболеваниях, которые могут отягощать течение беременности.

Регламентированный в настоящее время объем медицинского наблюдения беременных включает обследование узкими специалистами, в том числе окулистом и отоларингологом, только по показаниям.

В то же время осмотр всех беременных окулистом и отоларингологом позволил выявить нарушения органов зрения у 28,3% и заболевания уха, горла, носа, в том числе хронический тонзиллит, у 12,6% женщин, относящихся первоначально к здоровым и практически здоровым.

В связи с этим возросла выявляемость заболеваний органов зрения и уха, горла, носа, составив в популяции беременных соответственно 33,9 и 17,6% вместо 16,5 и 5,3% при осмотре данными специалистами по показаниям. Это еще раз подтверждает необходимость введения в объем первоначального обследования беременных обязательных осмотров окулиста и отоларинголога.

Обследование беременных по программе расширенного скрининга свидетельствует о том, что 40% больных беременных нуждаются в дополнительных консультативных осмотрах высококвалифицированными специалистами. Среди беременных с экстрагенитальной патологией у 83,8% обнаружены хронические заболевания, с обострением у 11,6% женщин. Чаще всего встречаются ОРВИ, заболевания сердечно-сосудистой системы, почек, болезни печени, желудочно-кишечного тракта, нарушения жирового обмена. Высокая частота ОРВИ обусловлена более тщательной их регистрацией, включая наблюдение участкового терапевта на дому при заболевании беременной.

Оформление гравидограммы на каждую беременную с визуальной регистрацией динамики артериального давления на специальной шкале позволило уточнить уровень гипертензивных нарушений, превышающий в 3 раза аналогичный показатель в популяции с рутинным наблюдением. Так, частота нейроциркуляторной дистонии по гипертоническому типу составила 12%, гипертонической болезни — 5,6%, при этом гипертензивные нарушения выявлены впервые у 9,4% беременных, относящихся к группам наблюдения Д1 и Д2.

Анамнез наследственности у беременных с повышенным артериальным давлением свидетельствует о том, что у 26,1% при нейроциркуляторной дистонии и у 45% при гипертонической болезни родственники страдали гипертензией. В то же время при изменении артериального давления следует учитывать «эффект белого халата».

Применение в Научном центре акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН неинвазивного мониторного контроля артериального давления в течение суток у беременных показало, что у всех при однократном измерении артериального давления в первые минуты наблюдалось повышение более чем на 10 мм рт.ст. как систолического, так и диастолического давления, вызванного лабильностью вегетативных реакций, характерных для беременных. Следовательно, необходимо повторное измерение артериального давления через 30—60 мин в спокойных условиях.

Обследование в кардиологическом консультативно-диагностическом центре беременных с подозрением на ревматические или врожденные пороки сердца позволяет уточнить их частоту в популяции, которая, по нашим данным, составила 1,7% вместо 4,3% при рутинном обследовании в условиях женской консультации.

Возрос уровень заболеваний почек за счет более тщательного обследования беременных с привлечением анализа мочи по Нечипоренко, пробы Зимницкого при наличии в общем анализе мочи лейкоцитурии (20 лейкоцитов и более в поле зрения).

При выявлении в моче бактерий необходимо провести бактериологическое исследование мочи для выявления истинной бактериурии, которая, как правило, в 25% случаев предшествует развитию гестационного пиелонефрита.

Эхография почек у беременных с бессимптомной бактериурией выявила у 88,9% из них гидронефроз, расширение лоханок и пиелоэктазию с правой стороны. Высокий уровень почечной патологии, в основном за счет пиелонефрита (10,4%), позволяет рекомендовать бактериологический скрининг мочи, раннее ультразвуковое сканирование мочевыводящих путей при их заболевании в анамнезе или выявлении лейкоцитурии и бактериурии.

Интересно отметить зависимость показателей некоторых заболеваний от возраста женщин. Среди беременных старше 30 лет у каждой третьей обнаружены гипертензия и нарушение жирового обмена, а среди беременных до 20 лет эти заболевания отмечены соответственно у 5,3 и 10,5% женщин.

Проведенное комплексное обследование позволило выявить впервые у 33,9% здоровых и практически здоровых беременных заболевания внутренних органов и систем.

В результате расширенного обследования было установлено, что частота экстрагенитальных заболеваний в 1,5 раза выше, чем в группе беременных с рутинным наблюдением.

Обследование плода во время беременности - УЗИ

Как известно, залогом эффективных лечебных мероприятий является их своевременное проведение при раннем выявлении заболеваний.

Внедрение перинатальных технологий в большинство практических учреждений позволяет осуществлять обследование беременных на высоком методическом уровне.

Ультразвуковое исследование в I триместре беременности позволяет точно установить срок беременности, многоплодие, состояние хориона, антенатальную смерть плода, сопутствующие гинекологические заболевания (миому матки, опухоли яичников и др.), угрозу прерывания беременности и некоторые пороки развития плода (анэнцефалию, ахондрогенез I типа, лимфангиому шеи, полную предсердно-желудочковую блокаду, сросшуюся двойню и др.).

Ультразвуковое исследование во II триместре беременности в основном направлено на диагностику врожденных пороков развития плода (черепно- и спинномозговые грыжи, гидроцефалию, микроцефалию, омфалоцеле, гастрошизис, агенезию желудка и обеих почек, мультикистоз и поликистоз ночек, амелию, ахондроплазию, лимфангиомы, тератомы, сирингомиелию, а также большинство пороков сердца). Кроме того, возможно выявление предлежания и преждевременной отслойки плаценты, наличия амниотических тяжей, истмико-цервикальной недостаточности, мало- и многоводия.

В III триместре беременности ультразвуковое исследование позволяет дополнительно обнаружить не выявляемые ранее пороки развития: крупные пороки головного мозга и лицевого черепа, расщелины спинного мозга, верхней губы и неба,, атрезии кишечника, гепатомегалию, агенезию желчного пузыря, диафрагмальную грыжу, дистопию почек, гидронефроз, атрезию мочеиспускательного канала и мочеточников, транспозицию крупных сосудов, гидроперикард, артрогрипоз, деформацию костей, макроглоссию, анальную атрезию (неперфорированный анус), экстрофию мочевого пузыря, синдактилию, отсутствие отдельных костей), а также гипотрофию плода, обвитие пуповины вокруг шеи.

Наши исследования показали, что трехкратный ультразвуковой скрининг, введенный в объем обследования популяционной группы беременных, позволил диагностировать различные нарушения в системе мать — плацента — плод у 53.7% женщин в процессе гестации, в том числе у 44% относящихся первоначально к группе здоровых и практически здоровых (Д1 и Д2) и у 62.8% — в группе больных (ДЗ).

Результаты исследования свидетельствуют о том, что наибольшая частота различных нарушений в системе мать — плацента — плод обнаружена при первом ультразвуковом скрининге беременных в сроки до 12 нед беременности.

При сканировании в ранние сроки беременности было зарегистрировано 3,8% женщин с неразвивающейся беременностью, в том числе с анэмбрионией и пузырным заносом.

К наиболее часто диагностируемой при УЗИ патологии относится гипертонус матки, выявленный у 31,2% в популяционной группе. Предлежание, низкая локализация плаценты, а также участки ее отслойки без клинических проявлений обнаружены у 11,4% беременных в целой популяции почти с одинаковой частотой во всех группах, однако к концу беременности аномалия расположения плаценты сохранилась только у 0,9% женщин. Пороки развития матки найдены впервые у 2,3% в популяции беременных, опухоли матки и придатков —у 6,5%, из них в 2/з случаев впервые.

Особенно высока частота выявления различных осложнений в I триместре беременности при использовании трансвагинальной эхографии. При ультразвуковом скрининге в III триместре гестации признаки ЗВУР плода были диагностированы у 5,4% в популяции беременных.

Точность эхографической диагностики ЗВУР плода в антенатальном периоде повышается после 37 нед беременности и достигает практически 100% при сочетании с допплерометрией кровотока в маточных и пуповинной артериях.

Дополнительные исследования плода во время беременности

Наряду с ультразвуковой диагностикой ЗВУР плода чувствительным скрининговым тестом в определении массы внутриутробного плода является измерение высоты стояния дна матки (ВСДМ) в динамике беременности в соответствии со специальной кривой, разработанной Е. И. Николаевой для гравидограммы, в которой указаны средние значения с доверительными интервалами при нормальной массе плода.

Ретроспективный анализ характера кривых ВСДМ в динамике беременности у женщин популяционной группы позволил выделить 4 типа: нормальную кривую — не выходящую за пределы нормальных доверительных интервалов; расположенную выше или на линии верхнего доверительного интервала; на границе нижнего доверительного интервала и затем ниже этой линии.

Распределение массы тела новорожденных согласно таблицам, предложенным Г. М. Дементьевой, Е. В. Короткой (1984), в зависимости от типа кривых ВСДМ позволило определить чувствительность и специфичность данного теста, составившие соответственно 80,3 и 79,1%. Ретроспективный анализ показал, что при высоком расположении кривой ВСДМ дети с массой тела выше средней нормы (3650—3800 г) родились в 86,8% наблюдений, с крупной массой (> 4000 г) — в 47,4%.

При рождении детей с очень крупной массой (> 4500 г) или при наличии многоводия высокая форма кривой ВСДМ обычно отмечалась в 82,4% наблюдений с 21— 23 нед беременности, в то время как для массы плода в пределах 3800—4000 г более характерным было повышение кривой после 31—32 нед.

При кривой ВСДМ, расположенной ниже линии нижнего доверительного интервала, число новорожденных с массой тела ниже средней нормы (2800—3000 г) составило 76,2%, с массой тела выше средней нормы — только 4,8% и не было новорожденных с крупной массой.

При этом если низкая форма кривой отмечалась рано (с 21—24 нед), то у 92,8% новорожденных диагностирована гипотрофия I степени, при более позднем ее появлении (после 30—32 нед) — у 74,2%. Число детей, родившихся с массой ниже 2600 г при доношенной беременности, составило соответственно 32,1 и 16,1%. Интересно отметить, что у здоровых и практически здоровых женщин частота низкой кривой ВСДМ в ранние сроки беременности была в 2,5 раза меньше, чем в поздние сроки, а у беременных группы ДЗ это соотношение имело обратный характер.

К важным прогностическим показателям массы тела новорожденного можно отнести оценку МРП матери и прибавку ее массы тела во время беременности, поскольку научными исследованиями доказана коррелятивная связь между ними. Для оценки прибавки массы тела рекомендуется использовать представленные в гравидограмме 3 графика средних величин с доверительными интервалами нормальной прибавки массы тела беременной в зависимости от ее исходного МРП в начале беременности.

Набор веса будущей мамочкой

Массоростовые показатели женщин существенно изменились в текущем столетии, которое характеризуется продолжающейся акселерацией человека. За последние 60 лет средняя длина тела у женщин центральных областей Российской Федерации увеличилась на 7,1 см, масса тела — на 7,8 кг. Результаты исследования современной популяции беременных свидетельствуют о том, что средняя длина тела у них составляет 161,3 ± 5,8 см, масса тела — 59,7 ± 5,9 кг.

Наибольшая доля в популяции беременных приходится на женщин с гармоническим типом физического развития — 44% (субатлетический и стенопластический соматотипы), с избыточной массой тела преимущественно за счет ожирения — 21,8% (пикнический и эурипластический типы), с массивно развитой костной и мышечной массой — 16,3% (мезопластический и атлетический типы) и с исходным дефицитом массы тела — 15,3%.

В результате исследований установлено, что среди здоровых и практически здоровых беременных преобладают соматотипы гармонического телосложения (75 и 60%), а с дефицитом массы тела —только 8—10%. У беременных, относящихся к группе больных (ДЗ), выявлено только 27,9% женщин гармонического телосложения с одновременным возрастанием соматотипов с дефицитом массы тела (19,5%) и с повышенным жироотложением (30,5%).

Опасные факторы при беременности

Следует обратить внимание на тот факт, что у женщин с дефицитом массы тела отмечен самый высокий уровень экстрагенитальных заболеваний (61,1%) и осложнений беременности (63,8%) по сравнению с остальными соматотипами. Наибольший удельный вес среди заболеваний имеют вегетативно-сосудистая дистония по гипотоническому типу (33,3%), пиелонефриты (19,4%), ревматизм в анамнезе и ревматические пороки сердца (13,8%); из акушерских осложнений — угроза прерывания беременности (50%), анемия (19,4%), ранний токсикоз (16,7%), нефропатия (13,7%).

Значительная степень пренатальных факторов риска у беременных с дефицитом массы тела обусловила наибольшую частоту у них самопроизвольных выкидышей и преждевременных родов (16,7%), а также рождение детей с низкой массой тела по сравнению с остальными соматотипами беременных.

Высокая вероятность риска преждевременного прерывания беременности у женщин с дефицитом массы тела подтверждается результатами долгосрочных наблюдений, выявивших наибольшую частоту случаев угрозы прерывания беременности у женщин с дефицитом массы тела.

Антропометрия женщин в динамике беременности с измерением их костной и жировой массы показала, что наибольшую прибавку подкожного жира при адекватном питании наблюдают у беременных с дефицитом массы тела, составляя к 25 нед 1,46 ± 0,51 кг, а к 36-37 нед - 2,72 ± 0,42 кг (р < 0,05).

У беременных субатлетического и стенопластического телосложения масса жира к концу беременности возрастает соответственно на 1,95 ± 0,66 и 1,37 ± 0,37 кг, мезопластического и атлетического — на 1,17 ± 0,38 и 1,33 ± 0,49 кг, наименьшее накопление жира у беременных пикнического и эурипластического телосложения—0,95 ± 0,34 и 1,07 ± 0,16 кг. У некоторых женщин с ожирением отмечается даже потеря массы жира в процессе беременности.

Как показал анализ выборки из популяционной группы здоровых и практически здоровых беременных, имеющих нормальную, избыточную массу тела и ее дефицит, прибавка массы в пределах +6 кг к концу беременности у женщин с нормальной массой тела составляет 10,73 ± 3,25 кг, с избыточной — 8,3 ± 2,12 кг и с дефицитом массы тела — 12,07 + 2,82 кг.

Стандарты прибавки веса

Предложенные стандарты прибавки массы тела в период беременности включены в гравидограмму, используемую в системе первичного скрининга беременных в женских консультациях.

Низкой прибавкой массы тела в период беременности можно считать ее величину ниже 7 кг, являющуюся пределом нижней границы нормальной прибавки у женщин гармонического развития.

Как показали результаты исследования, у женщин с прибавкой массы тела в период беременности ниже 7 кг средняя масса новорожденных достоверно ниже, чем у матерей с прибавкой массы более 7 кг, а рождение детей с задержкой развития — в 5 раз чаще. При этом среди пациенток с низкой прибавкой массы в период беременности преобладают женщины с дефицитом массы тела (масса 49 кг, рост 165 см), число экстрагенитальных заболеваний на 1 беременную с низкой и нормальной прибавкой массы тела составило в группе ДЗ соответственно 1,37 и 0,88 (р < 0,05). Среди акушерских осложнений хроническая угроза прерывания беременности и выраженный ранний токсикоз встречаются в 3 раза чаще, чем у беременных с нормальной прибавкой массы тела.

Важна оценка еженедельной прибавки массы тела у женщин с низкой прибавкой и рождением плода с массой ниже средней нормы. Как показывает анализ, в этих случаях еженедельная прибавка массы тела матери в 28—35 нед уменьшается в 1,5—2 раза, особенно в 31—32 нед, по сравнению с нормальной прибавкой, составляющей, по данным Е. И. Николаевой и соавт. (1989), 350—400 г в этот период беременности.

Таким образом, падение еженедельной прибавки массы тела в эти сроки можно рассматривать как индикатор возможной ЗВУР плода. Кроме того, это подтверждает мнение ряда исследователей о том, что недостаточная прибавка массы тела матери, особенно между 28—32 нед, может прогнозировать не только рождение плода с низкой массой тела, но и наступление преждевременных родов.

Чувствительность теста низкой прибавки массы тела в оценке массы плода составила по результатам исследования 58,3%, а специфичность—71,2%. Эти параметры менее информативны, чем ВСДМ, но, по нашему мнению, имеют право на представительство в первичном скрининге беременных.

Другим информативным и простым скрининговым тестом в оценке состояния плода является тест его двигательной активности.

Двигательная активность плода

В настоящее время доказано, что двигательная активность плода отражает его состояние, а снижение шевелений, вплоть до их исчезновения, — «страдание» плода.

Установлено, что беременные ощущают 82— 87% внутриутробных движений плода. Обычно ориентация на признаки «страдания» плода основана на уменьшении его движений более чем на 50% в течение 2 дней. По мнению некоторых авторов, беременные не могут самостоятельно дифференцировать различные движения плода, поэтому целесообразно фиксировать их внимание на изменении числа и времени шевеления плода. Для этого используется тест движений плода «Считай до 10», регистрируемый ежедневно с 9 ч утра самой беременной с 28-й недели (см. приложение 4).

Современные представления о факторах перинатального риска показывают, что беременные, относящиеся к высокому риску перинатальной патологии, составляют в общей популяции около 10%, в то же время за счет концентрации таких беременных в высококвалифицированных стационарах или перинатальных центрах число их увеличивается до 70—80%.

Как правило, высокая степень перинатального риска обусловлена сочетанием ряда факторов, отрицательно влияющих на плод. Однако к наиболее значимым факторам риска, по известной балльной шкале, разработанной нами в 1976 г., можно отнести возраст беременной старше 35 лет, репродуктивные потери и бесплодие в анамнезе, невынашивание беременности, серьезные сердечно-сосудистые и эндокринные заболевания (гипертензия, сахарный диабет), гестоз, плацентарную недостаточность, тератогенные и вредные факторы (курение, алкоголь), бактериально-вирусные инфекции (сифилис, TORCH-комплекс).

Возможно, значимость этих факторов преувеличена, поскольку нет конкретных доказательств считать их достоверными в отношении повреждающего действия на плод. Определенную зависимость здоровья ребенка в последующем от перинатального риска в прошлом могли бы установить долгосрочные наблюдения, которые относятся к дорогостоящим исследованиям.

Такие продольные наблюдения за поколением детей позволили выявить значимость курения в рождении маловесных детей, отнести артериальную гипертензию и гестоз во II—III триместре, а также кровотечение в период беременности к высоким пренатальным факторам риска.

В настоящее время для оценки внутриутробного состояния плода используется достаточно широкий спектр диагностических методов исследования, которые рекомендуется применять прежде всего у беременных высокого риска.

Гормональные исследования

Как показывают результаты исследования, в гормональном мониторинге нуждаются не менее 20% беременных популяционной группы. К ним относятся пациентки с гипертензивными нарушениями в процессе беременности, включая гестоз, с отягощенным акушерским и гинекологическим анамнезом, обусловленным преждевременными родами, самопроизвольными выкидышами, нарушением менструальной функции, бесплодием, а также перенесшие выраженный ранний токсикоз, хроническую угрозу прерывания беременности с отслойкой и аномалией расположения плаценты, опухолями матки, пороками ее развития или другими факторами риска.

Внедрение в практику лабораторной службы диагностических тест-систем, в том числе с использованием моноклональных антител, позволило определить наиболее специфические маркеры, отражающие функциональную способность плаценты и благополучие плода. При динамическом наблюдении следует учитывать, что каждый диагностический набор имеет свои стандартные нормативы в зависимости от коммерческой фирмы-производителя.

Наиболее информативным показателем развития беременности, особенно в ранние ее сроки, и состояния плода является уровень хорионического гонадотропина (ХГ). Этот белковый гормон плаценты синтезируется в клетках цито- и синцитиотрофобласта. Начиная вырабатываться еще на стадии морулы, гормон секретируется на протяжении всей беременности.

Уровень его стремительно возрастает после 4-й недели беременности, достигая пика в сроке 6—8 нед, а после 12 нед секреция гормона значительно снижается. ХГ в ранние сроки беременности желательно измерять через 3 дня, так как его последовательное двукратное увеличение свидетельствует о нормальном развитии беременности. Следует отметить, что при эктопической беременности уровень продукции ХГ колеблется в пределах 2000—3000 ЕД/л вместо 8000— 10 000 ЕД/л.

Измерения свободного эстриола (Э3) в крови радиоиммунным методом позволяет выявить состояние фетоплацентарного комплекса, однако в силу биосинтеза стероидных гормонов, связанных с фетальной эндокринной секрецией, его диагностическая информативность специфична для более поздних сроков беременности.

Уровень Э3 начинает возрастать после 15 нед беременности и к 27—28 нед увеличивается в 50—60 раз по сравнению с его концентрацией в лютеиновую фазу менструального цикла.

Учитывая характер изменения его концентрации в сыворотке крови беременной, нормативные показатели диагностических наборов при радиоиммунном анализе Э3 характерны не столько для еженедельных сроков гестации, сколько для интервалов, охватывающих триместры беременности.

Исследование эмбриоспецифического белка

Помимо вышеуказанных специфических гормонов беременности, на сегодняшний день рекомендуется исследование эмбриоспецифического белка — ?-фетопротеина (АФП), вырабатываемого в печени и желудочно-кишечном тракте плода. В сыворотке крови беременной АФП определяется с 4—5-й недели, определенно нарастая после 16 нед гестации. Многочисленными исследованиями установлено, что при наличии у плода с открытыми пороками развития нервной трубки уровень АФП увеличивается в несколько раз.

Многолетние научные исследования, проведенные в НЦ АГиП РАМН, позволили предложить дополнительный скрининг беременных в сроке 18—20 нед с исследованием содержания в сыворотке крови ХГ, Э3 и АФП для выявления женщин с риском врожденных аномалий плода и осложненного течения беременности.

Низкий уровень АФП и Э3 в сочетании с высоким уровнем ХГ в эти сроки свидетельствует о вероятности хромосомной патологии у плода (болезнь Дауна); повышение обоих маркеров —АФП и ХГ — указывает на риск дефекта у плода открытого порока нервной трубки; снижение Э3 и ХГ при увеличении АФП предполагает развитие плацентарной недостаточности.

В качестве четвертого маркера при скрининге беременных в эти сроки рекомендуется также определение в крови уровня 17а-гидроксипрогестерона, являющегося маркером врожденной гиперплазии коркового вещества надпочечников у плода в случае повышенного его содержания в крови матери. Скринингу необходимо подвергаться беременным старше 40 лет, поскольку риск рождения у них детей с наследственной патологией и пороками развития в 10 раз выше по сравнению с целой популяцией.

Безусловно, при подозрении на аномалию у плода, по данным вышеупомянутых маркеров, необходимо проведение инвазивных методов пренатальной диагностики для уточнения патологии и прерывания беременности.

Нормативные показатели перечисленных маркеров, используемых в практической работе лаборатории эндокринологии НЦ АГиП РАМН, приведены в табл. 1.4 и 1.5. Показатели ХГ и АФП получены при иммуноферментном анализе с использованием тест-системы фирмы «Hoffman La Roche» (Швейцария), а гормоны Э3 и 17а-гидроксипрогестерон определены радиоиммунным анализом с использованием набора «Белорис» (Беларусь) для Э3 и набора фирмы «Иммунотех» (Чехия — Франция).

В настоящее время инструментальные методы исследования являются непременным атрибутом перинатальной технологии.